Фото Фрола Подлесного
 
Спектакль "Эмигранты" идет на сцене «Первого театра» с июня 2014 года. В рамках "Театрального марафона" до премьеры прошлого сезона добралась Мария Левунова.
 
Крошечная форточка, лампочка под потолком, огромная плюшевая курица, плакат с вырезками из журналов, стена из пластиковых коробок - вот все, что заполняет сцену в начале спектакля. В пьесе Славомира Мрожека, по которой поставлен спектакль, обстановка описана весьма конкретно - кровать там, стул, стол там. На протяжении спектакля герои будут сооружать из этих пластиковых коробок, как из Лего, весь интерьер. Составил их в ряд - кровать; поставил друг на друга и напихал "стыбзенных" у соседей еловых веток - вот и новогодняя елка.
 
​Первый герой (Илья Музыко) как только появляется, сразу садится за бумаги. Очки, белые носочки. Сразу видно - человек большого ума. Второй же (Илья Шабельников) приходит с вокзала, фантазирует о любовных приключениях там, снимает неудобные ботинки (зато дорогие, фирменные) и демонстрирует дырявые черные носки. Первый пишет, точнее собирается писать, великую книгу, второй - гастарбайтер. Это ему принадлежит и коллаж-желаний, и игрушечная "кура".
 

​Все полтора часа, что длится спектакль, два актера держат внимание на себе при помощи этих нехитрых декораций и разговоров о свободе. Герой Ильи Музыко всё про великие идеи, а ему в ответ про мух, которые есть там, на Родине, да про консервы.

 

 

 

 

Поляк Славомир Мрожек написал эту пьесу в 1973 году, когда и сам находился в эмиграции во Франции. Впервые попробовавший себя в качестве режиссера актер "Первого театра" Александр Форостинский убирает намеки на время и принадлежность героев к какому-либо государству. Деньги (внезапно обнаруженные в этом царстве умеренности и экономии) - просто разрезанные зеленые листочки бумаги.

 

​Разговоры "в камере на двоих" время от времени прерываются музыкой и шумом из соседней квартиры, не эмигрантской. Еще бы: оказывается, что сегодня новый год. Интеллектуалы, понятное дело, этих мещанских традиционных праздников не отмечают, а вот герой Ильи Шабельникова грустит, хочется ему и елки, и праздничного стола. "Чем бы дитя не тешилось" и вот интеллектуал уже организует скромный стол, состоящий из бутылки. Она и становится в итоге катализатором главного разговора между героями с раскрытием карт: кто и зачем сюда приехал, что собирается делать.

 

​Авторы охарактеризовали спектакль как "несмешную комедию". Из зала наблюдать сначала за паясничеством героев, а потом за полупьяным разговором о свободе действительно смешно. Однако, к концу спектакля каждый герой переживает свою личную трагедию. Камерная история сталкивает двух противоположностей, которые могли бы и не встретиться, не окажись они в эмигрантском подвальчике, приехав откуда-то куда-то.