т. 375-15-68
e-mail: 1-teatr@inbox.ru
Время работы касс:
Касса КТЗ Евразия
вт. - пт.: 11.00 - 19.00
сб., пн.: 11.00 - 18.00
Касса Дом Актера
пн. - пт.: 11.00 - 19.00
сб., вс. : 12.00 - 18.00
Павел Южаков: "Чтобы развиваться, артисту нужно играть каждый день"
Континет Сибирь, Сергей Самойленко
20.08.2010

Два года назад в Новосибирске был создан "Первый театр", который возглавил молодой актер и режиссер Павел Южаков. Театр, труппу которого составили вчерашние выпускники театрального института, за два сезона заявил о себе как об одной из самых смелых и интересных площадок города. Спектакль "Доходное место" стал, по мнению многих, наиболее ярким событием прошлого сезона. О том, зачем делать из Островского политический театр и зачем снимать в Новосибирске кино, ПАВЕЛ ЮЖАКОВ беседует с культурным обозревателем "КС" СЕРГЕЕМ САМОЙЛЕНКО.

– Паша, чем ты сейчас больше занят – театром или кино? Что для тебя важнее?

– Я себя так загрузил, что с ужасом жду начала театрального сезона. Сейчас снимаем кино по мотивам пьесы "Ассакамури", которая когда-то шла в театре Афанасьева. В "Красном факеле" я помогаю питерскому режиссеру Андрею Прикотенко ставить комедию "Сильвестр". Потом, возможно, будут и другие работы в этом театре. В театральном институте, кроме моего актерского курса, с которым мне надо и дипломный спектакль ставить, и кино снимать, я с этого учебного года веду еще и курс на режиссерском отделении. Ну и, естественно, начинается сезон в "Первом театре" в первых числах сентября.

– ​Давай по порядку. Начнем с кино. В чем достоинства, в чем недостатки этого, как я понимаю, малобюджетного проекта?

– Плюсы в том, что участвуют в съемках все свои, артисты соглашаются играть за маленькие деньги, и проект таким образом может существовать. Сложность же в том, что здесь нет инфраструктуры, нет людей, которые бы занимались техническими вопросами. Но если набирать настоящую съемочную группу, то для этого должен быть совершенно другой бюджет. А в нашем случае приходится самому следить за всем, вникать во все технические детали, и это, естественно, сильно выматывает.

– Может, при таких сложностях и нет смысла снимать в нашем городе кино – ​так сказать, в чистом поле, без инфраструктуры, без нормального бюджета?

– Мне кажется, что это очень нужная история в Новосибирске. Почему в Екатеринбурге киностудия работает, какие-то сериалы там снимают, а у нас нет? Конечно, тропинку всегда протаптывать сложно. Но тем, кто займется кино потом, после нас, будет уже легче. Будет опыт, будут специалисты с опытом работы. Разумеется, московские профессионалы с таким бюджетом и в таких условиях работать не согласятся. Бюджет – это же не капризы киношников, а необходимость. Да, есть примеры малобюджетного европейского и американского кино, но надо понимать, что «смешные» по американским меркам деньги – для нас деньги очень серьезные.

– Как сформирован бюджет вашего фильма?

– Деньги выделило областное министерство культуры, но надо понимать, что выделены они не на съемки художественного фильма, а на борьбу с наркоманией. На пропаганду. Борьба борьбой, но нам очень не хочется снимать агитку. Поэтому мы существенно переделали сценарий.

– То есть от той пьесы "Ассакамури", которая шла несколько лет назад в театре, мало что осталось?

– Мы с авторами Юрием Чепурновым и Дмитрием Рябовым сильно изменили текст и саму историю. Пьеса была проще. От нее осталась некая оболочка: в театральном институте ставят пьесу о борьбе с наркоманией. Для нас это возможность показать и студенческую среду, и театр, и вовлечь многих персонажей… История вокруг этой постановки выстраивается достаточно сложная. Мне кажется, получается интересно.

Радует и то, что в съемках участвуют мои студенты, с моего актерского курса. Они же получают дипломы артистов театра и кино и сейчас работают на съемках, реально приобретая киноопыт: кто хлопушку держит, кто свет помогает ставить, кто в эпизодах занят. Да и я сам получаю опыт
– мне это важно для внутреннего развития, для понимания профессии. Просто интересно. Нам тут приходится, имея и ограниченный бюджет, и совсем другие технические возможности, нежели в Голливуде, придумывать какие-то ходы, выкручиваться, что-то изобретать. А это хорошо стимулирует фантазию.

– Кто занят в фильме из новосибирских артистов?

– В пьесе было много персонажей, а в фильме их стало еще больше, так что всех будет затруднительно перечислить. Назову некоторых. Из "Глобуса" – Никита Сарычев и Юля Чуракова, из "Красного факела" играют Лаврентий Сорокин, Константин Колесник, Игорь Белозеров, есть эпизод у Павла Полякова. Снялся у нас Алексей Вертков, с которым я когда-то учился и который уехал потом к Женовачу: он приехал из Москвы в отпуск, я собирался снять его в эпизоде, а в результате получилась настоящая роль второго плана. В общем, густонаселенный фильм выходит.

– Можно уже загадывать, как сложится судьба фильма?

– Хочется, естественно, чтобы получился достойный продукт. А загадывать, как его будут показывать, как прокатывать, даже не пытаюсь. От меня уже, правда, требуют всякие ролики-трейлеры, но надо снять хотя бы большую часть материала, чтобы было из чего монтировать. Поэтому я сейчас и стараюсь до начала театрального сезона снять сцены, в которых заняты артисты наших театров. Конечно, рассчитываю на то, что какие-то показы пройдут в новосибирских кинотеатрах. А дальше будет видно.

Для меня в этой истории главное
– творческий потенциал сложившейся группы, людей, которые в фильме снимаются. Мне кажется, что кино – это отличная возможность для пиара города, для привлечения внимания к Новосибирску. У меня как театрального режиссера есть и своя корысть: я не хочу, чтобы молодые талантливые артисты уезжали в Москву. Они сейчас едут делать карьеру в кино, а в результате застревают в каких-то третьеразрядных сериалах. Мне кажется, будь возможность сниматься в Новосибирске – многие бы оставались здесь.

– Давай поговорим о твоем "Первом театре". За два года прогресс мне кажется очень впечатляющим, от "Калеки с острова Инешмаан" до "Доходного места" по Островскому – спектакль стал настоящим событием прошлого сезона. Как заиграли ребята, с каким драйвом, с каким мастерством!

– Ну так это же нормальный процесс – когда молодые артисты из спектакля в спектакль играют большие и важные роли, они и прогрессируют семимильными шагами. Артисту надо развиваться, играть каждый день. А если бы выходили два раза в сезон в эпизодах – то ничего бы и не было. Когда театр создавался, столько критики было: зачем, дескать, создавать театр искусственным путем? А я тогда уже знал, где окажутся все эти скептики через пару лет.

– О "Первом театре" многие говорят, что у вас атмосфера, как в Театре Афанасьева в его ранний период, как раз когда он был в "Кобре", – ​все искрит. Ты чувствуешь эту преемственность?

– А как я могу ее не чувствовать? Я у Сергея Николаевича учился, играл в его спектаклях, ставил свои первые работы у него. Юмор, законы построения театра, какое-то отношение к профессии, этику и эстетику – я не мог этого не усвоить. Конечно, это театр для зрителя, в котором я стараюсь рассказывать какую-то историю про людей, а не театр для эстетов, в котором режиссер старается удивить оригинальностью и неожиданной трактовкой. Можно, наверно, репетировать спектакль несколько лет, чтобы его увидела горстка ценителей, можно придумывать ребусы на сцене – но мне, честное слово, это не близко.

– В "Доходном месте" ты радикально осовременил Островского: действие перенесено в наши дни, железная дорога, президент из телевизора клеймит коррупционеров… Это в общем тоже достаточно неожиданная трактовка – сделать из классики острополитический театр. Единственный, надо заметить, спектакль такого рода в Новосибирске.

– Возможно, если бы таким образом я ставил Чехова, это и было бы насилием над автором. Но Островский писал как раз об окружавшей его действительности, он брал своих персонажей из действительности, он на них насмотрелся за время работы в суде. И когда мы делаем его героев нашими современниками, это совершенно оправдано.