т. 375-15-68
e-mail: 1-teatr@inbox.ru
Время работы касс:
Касса КТЗ Евразия
вт. - пт.: 11.00 - 19.00
сб., пн.: 11.00 - 18.00
Касса Дом Актера
пн. - пт.: 11.00 - 19.00
сб., вс. : 12.00 - 18.00
Павел Южаков: "Для нас этот театр был первым"
Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области, Евгения Анцупова
28.05.2010

Режиссёрский дебют Павла ЮЖАКОВА состоялся в 2000 году. Будучи актёром ГДТ под руководством Сергея Афанасьева, он поставил свой первый спектакль – сказку "Новогодний переполох в избушке Бабы-яги". Тогда ему было всего 20 лет. Сегодня Павел – главреж Новосибирского театра-студии "Первый театр", спектакли которого проходят в ДК Октябрьской революции неизменными аншлагами. При этом "Первый" не нуждается в дорогих рекламных баннерах – сегодня ему вполне достаточно бесплатного "сарафанного радио".

Птенцы гнезда Афанасьева


– Павел, насколько я знаю, идея создания "Первого театра" принадлежит Сергею Афанасьеву, именно он предложил тебе стать его главным режиссёром…

– Ну, когда Сергей Николаевич предлагает что-нибудь, я, понятное дело, Мастеру отказать не могу. Сначала он мне в Новосибирском театральном институте предложил набрать курс, я отнекивался, говорил: какой я учитель, молодой же совсем! Но он настаивал: давай, давай… В итоге курс я набрал, и сейчас, кстати, нисколько не жалею об этом. И вот, не успел я первый раз испугаться, Сергей Николаевич говорит: и театр свой тоже делай. Тогда я и решил: раз уж курс набирать, то и театр до кучи пусть будет. Что уж тут стесняться! В этом году в театральном институте был первый выпуск, четыре драматических курса. Было, как говорится, из кого выбрать. В итоге мы набрали в труппу 16 актёров (сейчас в "Первом театре" их 10. – Прим. авт.). Поначалу, конечно, было тяжело. Целый год работали без государственной поддержки.

– А кто придумал назвать театр «Первый»?

– Мы долго думали, как назвать. Потом, уже не помню, кто именно, кинул такую идею. Посомневались, но решили: ладно, пошутят над нами полгода, а потом привыкнут. Помню, Изяславу Борисовичу Борисову (известный сибирский актёр и режиссёр. – Прим. авт.) рассказали про наш театр, а он переспрашивает: "Как, как он у вас называется?" – "Первый". – "А что так скромненько? Назвали бы сразу: "Самый обалденный театр" (на самом деле прилагательное было использовано более экспрессивное. – Прим. авт.).

Ну и потом у нас ведь есть чёткое обоснование: "Первый театр" 
– это не в смысле лучший. Просто для тех людей, которые начинали в нём работать, это был первый театр. Для меня как для режиссёра он стал первым своим театром, для актёров – выпускников театрального института – он тоже был первым. Так что здесь не подкопаешься!

– Павел, чем "Первый театр" отличается от других? Если не дублировать мысль о том, что для всех вас он был первым на момент создания.

– Это театр-дом, где артисты всё делают сами. Они и монтировщики, и костюмеры, и гримёры… Такая маленькая команда людей, которые все профессии, существующие в профессиональном театре, замыкают на себе. Поэтому мне иногда смешно, когда приезжают в Новосибирск театры на какой-нибудь фестиваль, и актёры говорят: ой, мы так устали, капустник, наверное, показывать не будем, потому что мы приехали, отыграли спектакль трёхчасовой… Я думаю: странно, у меня ребята поставили спектакль, отыграли, собрали декорации, придумали капустник, показали его… И все такие весёлые и жизнерадостные, ещё и на банкет сил хватает. А эти всё что-то устают. В общем, если говорить об отличительной способности, то это, наверное, безумная энергия…

– Но рано или поздно она закончится – просто в силу возраста, в силу каких-то амбиций. Ведь актёры "Первого театра" становятся всё популярнее, скажут: не хотим больше быть гримёрами и монтировщиками! Может, тогда вам поможет статус государственного автономного учреждения, который театр получил спустя год своего существования? Ведь это совмещение профессий – ещё и не от хорошей материальной жизни, я так понимаю?

– Да, в прошлом году губернатор подписал постановление, и мы стали ГАУ. Теперь мы получаем финансирование из бюджета.

– И на что хватает этих денег?

– На небольшие зарплаты, и какая-то часть уходит на оплату коммунальных услуг, аренду помещения… Скажем так, не жируем мы за счёт государства, в основном приходится зарабатывать самим. Хотя эта поддержка, безусловно, важна.

– Я помню, ты рассказывал, как декорации к спектаклю "Калека с острова Инишмаан" вы делали сами из сигаретных пачек, каких-то других подручных материалов. Приходится этим заниматься сегодня?

– Разумеется. Всегда приходится думать, как сделать спектакль, чтобы это было и художественно, и недорого. И скажу тебе, иногда это даже помогает изобретать какие-то вещи интересные, ходы. Много примеров мы знаем: когда всё сделано богато, вбуханы миллионы – а не работает!

– В продолжение этой темы: если бы случилось чудо, и тебе сказали – на тебе под "Первый театр" отдельное здание, с большой сценой и зрительным залом, шикарные декорации… Мечтаешь ли ты об этом и что бы концептуально изменилось в вашем театре?

– Театр – любой – никогда не стоит на месте, он всегда развивается, и в зависимости от площадок, и от количества лет, проведённых вместе. Я не боюсь изменений. Основные принципы нашего театра, которые заложены ещё театром Афанасьева, в любом случае останутся. Это взаимное уважение, юмор, профессиональный подход к работе. Я хочу и добиваюсь того, чтобы в театре все были заняты. Почему в академических, больших театрах начинаются сплетни какие-то, скандалы? Потому что большому количеству людей нечем заняться.


Эксперименты – признак жизни

– Наверное, поэтому во всех постановках "Первого театра" нельзя выделить какого-то одного актёра-персонажа как главного. Каждый по-своему интересен и важен.

– Ну, это хорошо. Конечно, идеал построения театра – когда для каждого находится Роль. В этом смысле мне как режиссёру приходится сложно при выборе репертуара. Мы не можем делать какие-то массовые вещи – в силу камерности нашего театра, нашего помещения.

– Чем руководствуется режиссёр при выборе произведения, которое он ставит в театре? Исходя из личного ощущения, видения, как это будет на сцене? Какую роль играет коммерческая составляющая – работа "на зрителя", что всегда учитывается, например, в антрепризных спектаклях?

– Я думаю так: если мне пьеса нравится, коллективу нравится, то и зритель на неё пойдёт. Мы "идём" не от заумного критика, которому нужны изыски, а от простого человека. Но и не подстраиваемся под тенденцию антрепризного репертуара: я, мой муж и любовник в шкафу.

Я выбираю пьесу, чтобы она хорошо раскладывалась на труппу. Плюс чтобы в ней было что-то особенное заложено… Например, один из первых спектаклей, водевиль "Квадратура круга", я делал на молодёжную энергию, чтобы ребята могли себя проявить, потому что знаю, в их возрасте хочется наиграться в театре, хочется ярких персонажей, страстей…


– Павел, сегодня нередко можно услышать мнение о скудости современной драматургии, мол, из-за этого режиссёры и вынуждены обращаться к классике. Так ли это, по-твоему?

– Классику нужно ставить всегда. На то она и классика. Если же говорить о современности, я на фестивале "Ново-Сибирский транзит" посмотрел спектакль Омского драматического театра "Экспонаты", который поставил по пьесе молодого автора Дурненкова молодой режиссёр Дмитрий Егоров, – мне понравилось, довольно внятно всё рассказано… Хотя знаю, некоторые ханжат по поводу мата. Нецензурная лексика в театре – тема сложная. Но мне показалось, как-то всё это оправданно было.

– А последняя премьера в ГДТ – спектакль по пьесе современного драматурга Ивана Вырыпаева "Танец “Дели”"…

– Если говорить про Вырыпаева, он не пишет драматургию, он пишет тексты. Поэтому здесь нужен качественно другой режиссёрский подход. Это сложно, но Афанасьев, мне кажется, этот подход нашёл.

– По Вырыпаеву и фильм снимали, но понятно, что кино "Кислород" – это в привычном смысле не кино, хотя сделано сильно…
 

– Мне кажется, если это драматургия именно, то она на зрителя воздействует сильнее. Но пробовать в театре можно всё. Вот у нас Артём Находкин экспериментирует, уже второй моноспектакль выпустил: сам тексты придумывает, сам ставит, сам играет. Сейчас наш актёр Егор Овечкин и Никита Сарычев из "Глобуса" делают спектакль с куклами… по гоголевской "Шинели". Надеемся, в конце июня выпустят. Такие эксперименты – признак живого театра.

 

А не взяться ли за Уильяма нашего, Шекспира?..

– Павел, то, что все актёры "Первого театра" – выпускники Новосибирского театрального института, это принципиально? Эта тенденция будет продолжаться, от выпуска к выпуску?

– Тут дело вот в чём: так как я преподаю в институте, у меня есть возможность за ребятами наблюдать ещё там. Ведь бывает, берут человека в театр после того, как он себя однажды где-то хорошо показал, и начинаются проблемы: а оказывается, он то не может, это не может, здесь не подходит… Хотя есть и другая сторона медали: через два года я буду выпускать свой курс, надо бы кого-то в театр брать, а нам особо разрастаться возможности нет. Количество мест ограничено.

Но если говорить о принципиальном подходе к набору артистов, то никаких условий
– только выпускник нашего института – не существует. Главное, чтобы человек подошёл по мировоззрению, он должен влиться в команду.

– Ты учился в Москве, не возникало ли желание всё-таки попробовать зацепиться в столице?

– Не возникало. В Москве работы нет, как бы это парадоксально ни звучало. Особенно для режиссёра с периферии. У меня есть знакомые однокурсники, которые уезжают из Москвы в провинцию ставить спектакли. Уезжают, чтобы заниматься профессией, которой выучились. Стать профессиональным режиссёром и мыкаться в Москве: где найти деньги на постановку, с кем её ставить, – это очень сложно. Обычно человек делает себе имя на периферии, его замечают и приглашают в столицу. Но и это – один шанс из миллиона. И вообще, у нас в Новосибирске так много работы, что мне некогда комплексовать по этому поводу…

– Но мне кажется, ты человек амбициозный, в хорошем смысле этого слова. Главный режиссёр "Первого театра" – предел твоих мечтаний?

– В кино хочется себя попробовать, чем и собираюсь в ближайшее время заняться. Театральная режиссура и кинематографическая – это разные вещи. Так что амбиции есть. Тем более, появилась возможность снять художественный фильм, вместе с Сергеем Афанасьевым. Деньги выделены под проект, направленный на профилактику наркомании, но, конечно, хотелось бы уйти от агитки и сделать полноценное кино. Сценарий пишут Дмитрий Рябов и Юрий Чепурнов, в фильме будут заняты артисты новосибирских театров, студенты моего курса в театральном институте.

– Какую премьеру поклонникам "Первого театра" ждать в новом сезоне?

– На самом деле, я ещё думаю, что это будет. Скорее всего, пьеса Шекспира "Комедия ошибок" (одна из ранних пьес Шекспира, первая из его комедий, сюжет которой строится на постоянной путанице между собой двух братьев-близнецов. – Прим. авт.).